С именем Николая Баранова, безусловно, связано становление джаза на Урале. Джазом Николай Сергеевич увлекся еще в детстве. О творческой жизни, кумирах и преданности музыке Николай Сергеевич рассказал в интервью.

– Николай Сергеевич, Вы родились в Свердловске, здесь же получили музыкальное образование. А были ли в Вашей жизни такие моменты, когда Вы хотели покинуть родной город? Может, была возможность уехать в Москву или заграницу?

– Однажды приехал оркестр Анатолия Кролла из Москвы, я пришёл к ним на репетицию, и у нас состоялся разговор о возможности моей дальнейшей работы в столице. Но вскоре после этого, здесь, в родном Екатеринбурге, начались интересные дела, появился хороший оркестр. И больше я о переезде не думал.

– Как на Ваш взгляд, Урал соотносится с джазом? Ведь Урал всегда был и есть больше рабочий регион, нежели глубоко музыкальный.

– Конечно, Урал – индустриальный, но у нас очень много хороших музыкантов. В Екатеринбурге очень хорошие образовательные музыкальные учреждения. Это и музыкальная школа-десятилетка, в которой я учился, и музыкальное училище, и консерватория, и музыкально-педагогический колледж… Поэтому у нас очень много хороших музыкантов и интересной музыки.

– Был ли у вас какой-нибудь наставник или кумир?

– Да, это Анатолий Кролл.

– Что Вы любите также сильно как джаз?

– В поэзии, в литературе, у меня есть любимые авторы, которых я всегда с удовольствием читаю. Пушкин, безусловно. Булгаков, Толстой.

– А почему Вы увлеклись именно джазовой музыкой и посвятили ей всю свою жизнь?

– Потому что понравилась. Я учился в школе, где был очень серьезный классический уровень: гармония, сольфеджио, специальные музыкальные предметы, которые преподавали на высочайшем уровне. Там же, благодаря музыкальной школе, я научился аранжировать, снимать с пластинки на ноты и так далее.

– Значит, в вашей жизни никогда не стоял выбор между музыкой и чем-то еще?

– Всегда в моей жизни музыка была на первом месте. Во-первых, у меня папа играл на рояле. Старший брат закончил ту же музыкальную школу, что и я. Мы из семьи музыкантов. Все очень любили музыку.

– Вы играли и на скрипке, и на гобое, играете на фортепиано. А какой ваш любимый музыкальный инструмент?

– Только фортепиано. Фортепиано или рояль – это всё: аранжировки, музицирование, композиционные измышления.

– Что на ваш взгляд интереснее: играть или дирижировать?

– И то, и другое. Приятно дирижировать, когда есть хороший оркестр. А играть можно в любом составе, даже одному можно просто получать удовольствие.

– Вы выступали на многих концертных площадках, на каждой встречали «своего» зрителя: и в России, и за рубежом. Есть ли у вас любимая концертная площадка, любимый концертный зал?

– У нас очень хороший зал в Театре эстрады. Хорошие залы в Москве, в Петербурге. Главное, чтобы был очень хороший, грамотный звук.

– Может быть, есть какой-то концерт, который вы бы хотели повторить?

– Главное – это солисты, с которыми я работал. Самый главный, самый мой любимый солист – Георгий Гаранян. Знаменитый аранжировщик, руководитель ансамбля «Мелодия». Он очень много мне дал как дирижеру и руководителю оркестра. За это я ему очень благодарен.

– Есть ли у вас любимые ученики, которыми вы гордитесь?

– Это мой сын – Сергей Баранов. Я направил его в правильное музыкальное русло. Он с удовольствием занимается джазом.

– Как вы думаете, какое будущее у джазовой музыки на Урале?

– Прекрасное будущее, поскольку на джазовых концертах очень много молодёжи: и молодых музыкантов, и слушателей. С удовольствием слушают живой джаз, живой оркестр. Мне кажется, это очень перспективно. Раз зритель идёт – значит, джаз будет процветать и расти.